Стихи 2015


Не публиковавшиеся, из сборника «Путешествие в точку Я… Trip to Z» (2015),
из сборника «Большое путешествие в точку Я» (2016)
и журнальных публикаций.

 

Остров Сан-Микеле

Женщина с гранжевыми сережками –
Пара оранжевых цапель с зелеными ножками –
На станции мне улыбнется, бросив:
«Прямо, все время прямо».

Ну, здравствуй, Иосиф.

Розы пострижены. Все буржуазно, мило.
Такой ли должна быть, Иосиф, твоя могила?
Любая могила, конечно, – ложе прокрустово.
Мрамор и розы, но

Я ничего не чувствую.

Человек под землей. Не кашляет, не фальшивит,
Не помышляет о почестях и наживе.
Не просит поцелуй, объятие, еще стаканчик.
Больше, чем человек?

Все равно обманщик.

Я бы хотел увидеть тебя живого.
(Что даже круче, быть может, чем господа бога)
И сказать: из земных погостов
Я бы тоже выбрал его –

Не Васильевский остров.

03.01.2015, Венеция

 

Жизнь взрослых

Соседка моя влюблена.
И ночь провела не одна.

Я сегодня немного зол –
К ней мужчина под утро пришел,

А стена между нашими спальнями
Могла бы быть капитальнее.

Домофон, незнакомый хрип,
Чайника посвист, дивана скрип.

Ей не до сна.
И мне не до сна.

Хорошо, что все-таки редко
Влюбляется моя соседка.
28.01.2015

 

***

Зимний вечер в Летнем Саду.
На скамейке, у всех на виду
Плачет мальчик, не знаю о ком.
Посыпают дорожки песком.
Мальчик, знакомый мне смутно,
Кому-то звонит поминутно.
Солнце садится и телефон.
Над плечом нависают усы и китель.
«Парень, это, пошел-ка вон» –
Хамит (про себя) служитель.
Мальчик думает: «Правда, пора,
Не рыдать же мне здесь до утра?»
Рядом бронзовый автор басен
Голову наклонил: он согласен.
Мальчик в адрес Крылова
Отпускает неприличное слово.
Он замерз и, набрав ускорение,
Покидает стихотворение.

03.02.2015

 

***

Герману

Время – полоумный парикмахер.
К нему садишься в кресло в страхе.

Да, он и прежде с каждым волоском
Возился. С челкой и виском.

Когда его внимание
Вдруг превратилось в манию?

Теперь он как умалишенный.
Работу не считает завершенной.

Твои он волоски перебирает.
И обесцвечивает их, и вырывает.

Ты просишь: хватит, хватит!
Но он посмотрит и еще отхватит.

А ты опять записан на прием:
«Садитесь, Дмитрий, подровняем, подстрижем».

13.02.2015

 

Пьерлекин

Мне говорили:
Держи осанку.
Мне говорили:
Держи лицо.
Не смей вступать в перебранку.
Не перебирай, когда пьешь винцо.

А себя – издевались – держи в руках.
Шире – смеялись – держи карман.
Не ври – поучали – ни в словах, ни в делах,
Но чужой, будь любезен, не выдавай обман.

А потом говорили: не держи – держись!
Потому что вот она какая – жизнь:
За одних держись, а другие – балласт.
Больно бей, да в конце жалей,
Сострадай, да последнее не отдавай.

Держи синицу, но не упускай свой шанс.
Пьерлекин, это трудно – держать баланс.

15.02.2015

 

Четвертый двор*

В четвертом дворе – тюльпановый сад.
В январе тюльпаны обычно спят,

Но зимой прекрасен вид на Босфор,
И султан приходит один в этот двор.

Как судьба оказалась к нему щедра –
До последнего довела двора.

Он давно забыл, как был путь кровав,
Хитрых уловок и скорых расправ

Он не помнит… Как и брата старшего взгляд,
В ожидании, когда подействует яд.

Он смотрит на город издалека,
Из дворца не выходит, никуда не шлет войска.

Его кашель замучил и ноет спина.
В бороде седина, а в ребре тишина.

Лучший день – когда ничего не болит,
Когда просыпается аппетит.

Если в Стамбуле тепло в январе,
Он велит накрывать во дворе,

Брюхо набьет и храпит.

________________________________________________

*Речь идет о последнем дворе стамбульского дворца Топкапы, личном пространстве османских султанов.

20.02.2015

 

Февраль

Я во дворе встречаю пацана.
И он уже на роликах!
Такие дни – сама весна.
Пока в рекламных роликах.

Еще зима в моих стихах,
Еще земля в снегах.

Зима еще пока что босс.
Пока еще февраль – колосс,
Но на подтаявших ногах.

Пацан смеется над моим пуховиком…
Он не таит ухмылку.
Со смехом он дает пинок обмылку,
Что так недавно был снеговиком.

И обнажился перегной
На месте горки ледяной.

Проблемы, осенью отправленные в ссылку,
Вернулись и стоят передо мной.

21.02.2015

 

Завтрак

 Е.Г.

Я завтрак приготовил снова.
Но ты опять не завтракаешь.

Не смотришь на меня, на дурака,
Разогревающего запеканку…
Не говоришь, что тело не готово,
Не просишь кофе свой без молока
И сахара. И слово «спозаранку»
Не кажется тебе смешным.
И сигарет, что куришь на балконе,
Мне не мешает дым.
И не язвишь: не «приготовил», а «купил» –
«Другой глагол!»

Вот я сажусь за стол
И знаю: ты опять не завтракаешь,
И ты, наверное, не завтракал ни дня.
Но очень жаль, что именно сегодня
Не завтракаешь ты не у меня.

24.02.2015

 

***

Я знаю, как поступают с богами.
Бьют их палками, а потом ногами.
Боги оказываются хрупки –
Гипсовые сразу разваливаются на куски,
Мраморных крошат тяжелыми молотками.

Если бог из плоти, можно его убить, распять.
И забыть, разлюбить,

Если он бесплотен.

Так в другое время люди входили в собор,
На них находили азарт и задор.
Главное ведь – выбрать, с чего начать:
Со статуй или с полотен.

Потуши бога, если он огонь,
Или наоборот, разведи огонь,
Срубив его, если он дерево или куст,
Выпей его, если он водица,
Ощипай, если птица,
И перьями набей подушку.
А если он бронзовый бюст,
Переплавь его, сделай пушку.

Что может несчастное божество,
Когда бушует человеческое естество?

28.02.2015

 

На карнавале

1

Вот плывет по городу
Веселый карнавал.
Поросенок поваренка
Убивает наповал
И на вертеле вращает.
Обнимай меня.

Мы сидим в кафе за столиком.
И змея, беременная кроликом,
Мимо нас ползет, хвостом гремя.

Отворяется живот,
И, смеясь до колик,
Появляется на свет
Человекокролик.
В левом глазе нолик,
В правом – ничего.

Нарастает, на ночь глядя,
Наше торжество.
Ты меня, пожалуйста,
Крепче обнимай.
Только, бога ради,
Маску не снимай.

2

Обнимай меня под деревом-лимоном
В княжеском саду.
Был бы дома князь, мы под балконом,
Обнялись у князя на виду.

Нет хозяина, а сад его в плодах.
Апельсин созрел.
Я бы на твоих больших плечах
Дотянулся до него, сорвал и съел.

На исходе карнавал, и поредела
Праздная толпа.
На другой скамейке под помело
Лошадь обняла попа.

Рыцарь шепчет даме: «Обними меня».
Носорога тискает лиса.
Обнимай меня, не называя имени,
И не открывай лица.
28.02.2015, Ментона

 

Пять утра

Слоны-малютки, толстые хорьки…
В шеренгах перед сном.
В шампанском пузырьки
Неплохо поддаются счету,
И люди за окном,
Что в пять утра плетутся на работу.

Считай зевки –
И не уймешь зевоту.
И в порт входящих кораблей,
И поездов гудки.
И сколько в кошельке рублей.

И волосы на голове, уснувшей раньше.
Ей бесполезно говорить: «Ну, глянь же»!

Придуманные обезьянки
И непридуманные танки –
Все поддается счету в этот час.
Вот, в телевизоре без звука
Считает и не спит ведущий-злюка,
Идет спецназ.
На нас или за нас?

А тот, кто слеп,
Тот пусть считает дни
До запуска, до выпуска, до отпуска,
Певец – до наступления весны,
А депутат – до роспуска,
Делец – до обыска.
До четырех и до пяти, и снова:
Чтоб точно не заснуть – до полшестого.

08.03.2015, Ментона

 

***

Хорошо б одним глазком
Заглянуть в чужую жизнь.
Чем живет напротив дом?
Поздно, свет в окне. Дрожит
Занавеска. Тень с ножом.
И с рогами. Что за черт?
Папа в маске режет торт?

А еще в чужой айфон
Заглянуть в метро украдкой…
И узнать, что некий Он
Матерится с опечаткой.
Называет ее «гаткой»,
А она в ответ: «Гондон,
Мне же ехать с пересаткой».

В душу лишь не заглянуть,
Даже если не тайком.
Там все муть да баламуть.
Скажем, черт стоит с ножом,
А душа – вся нараспашку.
И расстегнута рубашка…

Сердится и мнет ромашку
Тот, который ждет в метро.
Или что там у него?
Незадачливый влюбленный.
А она глядит хитро,
Ведь она уже давно
Вот за той колонной.

23.03.2015

 

Пироги

Как они пекли пироги на свадьбы
И шептались, а что там за свадьбой –
Узнать бы.
Пироги – в них мясо, грибы, капуста.
Говорили: жирны пироги – будут крепче чувства.

Невеста была на втором или третьем,
Отец ее спал в оливье-винегрете.
А мать была еще молода –
И подкладывал ей пирога Балда,
И подливал дядя Петя.

Свидетель бренчал, распевался жених,
Плакал дед, поднимая за них, молодых,
Плакала тетя Лена, новый читая стих.
Потом уж рыдали наперебой.
«За победу!» и «Горько!» – само собой.

Щедро резали пироги.
Угощали шампанским,
Наливали сто грамм…
«Вечно, говорили, люби, никогда не лги
В браке подлинном, не гражданском».

А потом фотографии резали напополам.
Вот, застолья того – половина,
Чьи это профиль и грудь – тети Нины?
Невеста без левой руки… И мам
Недовольные мины.

Кто-то подносит к краю снимка стакан…
Улыбается женщина своему герою…
В детстве на антресолях я нашел чемодан
С фотографиями такими.
И у многих на обороте второе
Было перечеркнуто имя.

Но однажды не осталось и половинок.
И пирог затевая с любимейшей из моих начинок,
Бабушка произнесла сурово:
«Дабы не помнить зла
И всего остального,
Я их сожгла».

28.03.2015

 

О войне

1
Кончаются войны,
Возвращаются воины.
Жаль, что не все они
Возвращаются.
Павшие похоронены,
Города отстроены,
Поля засеяны.
И без памяти влюблены
Родившиеся после войны.

2
Маршей затихли звуки,
Состарились внуки.
Напоминание о войне –
Фотографии на стене,
Висящие рядом с иконами.
Улыбки, усы, ордена –
Вечно молоды люди с погонами.
Вспомнить бы их имена.

3
Война прошла, но война идет.
Мы играем в детстве, кто кого убьет,
Растем и знаем: враги кругом.
По праздникам смотрим военный парад.
Даже женщины наши любят трясти кулаком,
С удовольствием говоря:
«Наши ракеты дальше летят».

11.05.2015, Ментона

 

Оливы

Городок стоит на берегу залива.
Берег в садах, а сады тенисты.
В них не груши, не яблони и не сливы –
Оливы растут в них, одни оливы.

Их стволы ветвисты,
Как рога оленей.
Многим из них лет по двести, по триста.
Это десять человеческих поколений…

Всадники. Кони их с темными гривами.
Мотоциклисты. Их шлемы в дорожной пыли.
Пехотинцы – мальчики, спящие под оливами.
Все они были когда-то здесь. Были.

Уходили воины, языки менялись,
Новые дети в садах целовались,
Но всегда были целы сады.

Когда на рассвете уходили любовники,
Тогда в садах появлялись садовники –
Чтобы подрезать ветки и собрать плоды.

14.05.2015, Ментона

 

Я вспоминаю

Ночь на субботу.
Клуб.
Разумеется, по «проходке».
Там все находят кого-то
И влюбляются в свои находки.
Поцелуи до вспухших губ.

В пятом часу утра мы идем в кафе.
«Лайма» и «Жили-были» – борщ и ягодное парфе.
Метро открывается, у метро ларьки.
Сигареты, джин-тоник – сладко-горькие пузырьки.

Поиски места для сонных влюбленных.
Прохудившийся надувной матрас,
За шкафом постель-тайник,
И даже ложе из книг…

Всегда открыты для нас
Мастерские, кухни и коридоры.

В воскресенье уже начинаются ссоры.
И в начале недели часто
Мы холосты и несчастны.

23.05.2015, Петербург

 

Итака

1

По сей день
С Посейдоном в ссоре.Москва – это город-море.
Поищи-ка себе островок.Не родную душу, кусочек суши:
Предплечье, плечо и бок.

А Итака… А помнят тебя родные?
Ну, найдешь, ну, сплаваешь.
На выходные.

2

Поиски мои – уловка.
После сотого островка
Итака –
Не последняя остановка.
И от центра
Так далека.

27.05.2015

 

Côte

По-французски берег – почти то же, что бок.
И море, если почувствует себя одиноко,
Всегда прижаться сможет к этому боку.
И вечно трется Земля материками щек
О колючую звездную небесную щеку.

А что человек? С кем он сегодня лег?
Думает: «Не ворочайся, не храпи, усни»…
Кому он утром скажет: «Пока, звони»?
У него – право выбора, настроение, вкус…
Даже если человек не француз.

10.06.2015, Ментона

 

Кот в сапогах

Дождь устает
И перестает.
Нет запасов в его облаках.
И выходит на улицу Кот
В резиновых сапогах.

Он усат
И хвостат,
Он франт и пижон –
Заграничные сапоги.
Усы не прячет под капюшон,
По району
Нарезает круги.

Собаки рычат,
Их большинство –
Это город собак.
Говорят, не решаясь тронуть его:
«Коты потеряли страх».

А коты говорят:
«Подождем,
Как он будет гулять под дождем.
Надел сапоги –
Опасный чудак!
Нам не нужны чудаки.
Мы здесь не так уж плохо живем,
Не стоит дразнить собак».
10.07.2015

 

 

Волшебник

Волшебник переехал или умер.
Соседи от чудес отвыкли.

Ты знаешь, чудеса… да ну их!
Все эти воскрешения из мертвых
И за окном под утро – смех ли, крик ли…

Платаны обглодал ручной жираф,
А на балконе ведьма-иностранка
С метлы спадает, лишнего приняв.

У булочной дракон сидит… трехглав!
И каждой голове нужна буханка…

Нет. Тот, кто видел чудо,
Тот скажет: «Нам не надо чуда».
И будет прав.

Теперь в том доме гастроном, аптека,
Бар, банк и даже автомойка
А на втором сдаются на ночь койки
С удобствами и без.
В кафе о вечном спорят бизнесмены…

С ума сойти, один старик исчез,
А в городе такие перемены.

26.07.2015, Барселона

 

BCN

Вечер поздний. Город сонный
Закрывает глазки.
Стол последний на террасе
Накрывают баски.

Поросенок с овощами,
Ракушки, крокеты…
Ты пройдись… шуршат пакеты
С новыми вещами.

А потом ночной автобус
Жди на остановке.
Поглазеют пассажиры
На твои обновки.

Ночь. И город опускает
Жестяные веки:
Жалюзи скрипят – аптеки
Бутики, столовки…

Веки! И на каждом веке
По татуировке!

Как эффектно тень лежит –
Делай фотографию!
Только помни: город спит,
Но не дремлет мафия.

06.08.2015, Барселона

 

без запятых

в детстве озеро было
словно море большим
знаешь я помню тебя
и как мы с тобой лежим
на крошечном пляжике нашем
нам по тринадцать
ты делаешь присяд и жим
а я люблю поваляться
ты говоришь говоришь
будто на том берегу
целое поле подсолнухов
я одежду твою стерегу
я еще не умею плавать
ты ныряешь а я не могу
а я говорю что в бухте
за тем холмом
выдающийся своими размерами
был замечен недавно сом
обедающий пионерами
ты смеешься как смеются взрослые
и мне обидно
вдруг ты бьешь по руке – мол осы но
мне их не видно
ни осы ни комары ни оводы
никто меня не кусает
это поводы все только поводы
а к чему
почему
никто из нас не знает

08.08.2015

 

Цветочный рынок

Иногда я хочу, проснувшись, пойти на рынок.
Не покупать ничего, а просто на променад –
не среди овощей,
китайских вещей,
золотистых рыбок,
а среди цветов, кустарников и рассад.

Поглазеть, подышать и пойти назад…

Но нет «на районе» у нас цветочного рынка,
как нет китайцев с пуховиками
(заменены бутиками),
не торгуют рыбками в банках
(вместо них зоосад),
а помидоры в ларьке продает блондинка

крашеная… милая Саадат.

С мыслями такими очнувшись от сна, я
незамедлительно вновь засыпаю…

16.08.2015

 

***
Я расскажу тебе про улицу и здания.
Пусть это будет не вполне свидание,
А будет пусть свидание вчерне.

Не может быть, чтоб летом было набело.
По небу звезды ночь расставила.
Любимый двор. Мы в самой глубине…

И в августе, за море проводив
Гостившего неделю эмигранта,
Пойму, что лишь зима – константа.

Май поморочит, август погрозит,
Но вот зима, и вещи принимают
Свой наиокончательнейший вид.

19.08.2015

 

Взгляд из самолета

Гору лучше видно с воды,
Море – с горы,
Человека – из самолета.

Ты бы сказал: «Не говори ерунды».
Просто ты еще не летал,
Твой способ познания –
Бекан, мопед –
Не знает достаточного расстояния
И высоты.

Какой компактный этот старый свет,
Где до всего не более версты.

Ты мне сказал: «Поехали в Италию»,
И я обнял тебя за талию,
И ощутил щекой лопатку,
И далее нам надо было спешиться,
Ты снял перчатку,
Другую, шлем, очки…

На лестнице,
Где трепетала лампочка –
Одна за мотылька и за себя, –
Ты мне сказал, волнуясь:
«Мамочка
(Ты называл ее по-детски мамочка)
В ночную…»

А моя рука
Разоружала и разоблачала,
И я забыл, что нужно в дом войти сначала…
Что мог тогда я разглядеть –
Там, на чужой земле,
Где коротки свидания,
В еще кромешной мгле
Поспешно покидая здание?
На все про все едва ли полчаса,
едва ли…

Но день спустя,
Над облаком летя,
Я рассмотрел тебя, закрыв глаза,
И ни одной не упустил детали.

13.10.2015, Ментона

 

***

Всего полгода – и рассветет.
Станет видно, где грязно, и что сломалось.
Приберемся, починим… ну, максимум, год –
Что там осталось-то? Самая малость.

Эта зима – не своя сама:
Теплые сумерки – ни солнца, ни снега…
Несколько лет – и настанет весна.
Бросим пить и курить, будем в парках бегать.

Но вообще-то, знаешь, не так уж темно:
Витрины горят, фонари, подсветка…
Можно на танцы отправиться или в кино.
Что если днем мы выглядим хуже, детка?

Надо бы выспаться. Ты давай, ложись,
Я на правом, у стенки… Не полдень уже – полвторого.
Вот рассветет, и настанет другая жизнь
Мы отоспимся и будем готовы.
26.12.2015