СТИХИ 2021


Фото Иры Полярной

Фото Иры Полярной

 

***

Не сон, а муть
Под утро с явью вперемешку.
Как будто зимний Петербург,
Мы двигаемся перебежками.
Кафе на Мойке, «Англетер» – мерещатся
Покойники-поэты.
А мой отель попроще, тут мы с вечера
И не трезвы, и не одеты.
Тепло вдвоем под одеялом тонким
И шторы наши не закрыты толком.
И кажется, что смотрит, как мы спим
Из кабинета своего отец Набоков,
И смотрит сын его, еще совсем мальчишка
Их век и дом – напротив.
Мне это абсолютно все равно,
Пока я у тебя под мышкой.
Пока ты спишь, пока не рассвело,
Я позову всех призраков тобой полюбоваться.

Вдруг тихий стук,
И мой испуг:
– Ты тот, кого я звал?
На зов пришёл ты?

Нам человек принес еду.
Не в чёрном – в жёлтом.

22.01.2021, Петербург

 

ДОЗОР

Я вышел во двор
И увидел «Ночной дозор» –
Групповой портрет офицеров стрелковой роты.
Было три часа дня,
Как три века тому,
Но белила померкли, и свет превратился во тьму –
Незаметно для стражей.

Они шли по Галерной,
Месили снег,
В новой форме, с оружием,
Все как у тех.
Но начальники (чего нет, того нет) –
Обошлись в этот раз без плюмажей.
И шутили, и ныли, что ведь выходной,
Румяны, стройны и довольны собой
И жизнью.
Казалось, что правда – всего-то
Парадный портрет,
И ребята – вся рота –
Такие красавцы!

Впрочем, шлемы, палки, стволы –
«Дозор»
Ждут теперь на Сенатской.

23.01.2021, Петербург

 

ГОРОД

Теперь, когда я гость
И только,
Меня все чаще тянет не сидеть
За столиком,
А подойти к реке
Проверить, как он там –
Мой затонувший город?

Да, он затонул, ушел под воду
Ушел неглубоко пока, и что-то
Еще увидеть можно.

Вода поможет – пусть река, канал,
Пусть лужа
(ей пренебрегают,
а она хранит
гранит и мрамор,
и чугун, и бронзу)
Поглубже загляну, еще поглубже –
И может быть, покажет лужа,
Кто виноват?
А впрочем, глупо, потому что поздно.
Он утонул, он утонул, он утонул.

Смотрю во все глаза,
Запоминаю
Атлантов, небеса не удержавших,
И не сдержавшие потопа стены,
Музеи, императорские сцены,
Все, что увижу,
Увезу с собой.

24.01.2021, Петербург

 

БУКВА ЭЛ

Они пишут слово «Родина» с большой,
Исправляют мою маленькую «эр»
И с укором смотрят на меня.

Не мала ли ей моя любовь?
Может статься, правда, что нужна
На такую «эр» другая «эл»?

У меня большая «эл» была…
А они мне: «Назови-ка имена
Тех, кому отдать ее посмел».

03.02.2021

 

НАША ЗИМА

Я других не помню зим
В Ленинграде никогда.
Реже снежно, чаще мокро,
Ну какие умбра, охра?
Тушь да невская вода.

Впрочем, если приглядеться,
И другие есть цвета.
Скажем, рыжая собака,
Скажем, красная щека.

Ну куда от жизни деться?
Украшают, ускоряют,
Разрушают ход стиха
Дети, санки, клюшки
– склейка –
Бабки, дéдки, птицы
– склейка –
Я на жизнь смотрю в окно.
Не Саврасов там, а Брейгель.
Старший? Младший?
Все равно.
Что-то в этом есть пейзаже
От советского кино.

Поверну волшебный вентиль
На машине музыкальной.
Бог машины точно знает,
Что зиме подходит нашей,
Может быть не Бах, а Гендель,
Может быть, Вивальди даже.

06.02.2021, Петербург

 

ОТРАЖЕНИЕ В ЗЕРКАЛЕ

Чем дальше я живу,
Тем ближе
Созвездья родинок.
Раздевшись догола, я вижу
Уже не звезды – целые системы.
Пора, наверное, раздать им имена?

Пора увидеть в этом теле схему:
Не карту острова сокровищ – карту неба:
Кассиопея на руке видна
И пояс Ориона над предплечье,
И Сириус, наверное?
Ну, пусть.

Вот я на цыпочки привстану,
Оттолкнусь,
Раздвину тернии
И Путь увижу Млечный.
И будет далеко внизу Земля,
А космос будет близко.
Будет страшно
И странно сознавать, что под рубашкой,
Под мышкой будет космос у меня.

08.02.2021

 

ФЕВРАЛЬ В СОЧИ

Еще спасибо скажем госпожам
Или служанкам их, усердно
Взбивающим пуховые перины,
Чтоб удивить южан,
А северян, от непогод на юг сбежавших,
Позлить.

Как им такой февраль не люб,
Как неугоден!
Сегодня все под снегом ходим,
А море стонет,
А земля дрожит под снегом.

И если на твоем большом балконе,
Надев три свитера, стоять,
Чаёвничать, перчатки не снимая,
То можно вдруг увидеть разом
Два времени, две жизни,
Стихии две и две отчизны.
Какой-то выбор, замаячивший вдали,
Отложенный в который раз до мая.
И до обещанных мне моря и земли,
Которые люблю, хотя пока не знаю.

26.02.2021, Сочи – Москва

 

ПОДУШКА

Обнимаю подушку, как иные
Обнимают женщину или мужчину,
Говоря перед сном:
«Как хорошо ты пахнешь!
Что это? У тебя новый запах»?

А подушка могла бы ответить:
Ты же сам поменял «Ласку» на «Персил» –
Им я и пахну…
Точнее не я, а наволочка.
Ты обнимаешь меня вечерами из последних сил,
Но не знаешь, как я пахну.
Тебя никогда это не интересовало.

Наволочки – это да!
Припасть, погладить и еще губами
Нащупать пуговку, как иные
Нащупывают сосок.

Кстати, не существует никакой «Ласки»,
Я знаю ее секрет!
Там какая же формула, как у шампуня,
Которым мыла голову мама,
Когда сам я был чуть больше наперстка
И хотел обнимать только маму
И никого больше.

10.03.2021

 

ТРАВА

Взошла трава
На площади Навона,
Как делала не раз во время оно.
Трава веселая, упрямая трава –
Зачем взошла она на площади Навона?
Затем, что до постройки стадиона
Домицианом,
До папертей, фонтанов, ресторанов,
До нашей эры здесь она росла.
И пожевать ее сходились звери,
Не жалуясь на скудное меню,
Богатое, однако же, клетчаткой.
Есть для травы такой латинский термин?
Наверняка.
Она, плебейка, знать его не знает,
Спит под брусчаткой
Сном сорняка.
Не вовремя разбуженная, снова
Заснет и до пришествия второго
Проспит.

И вот, пойдет Христос по Риму
И станет христиан будить:
Пора, мол в рай,
Кто праведен – вставай!
Сан Себастьяно! Санта Агриппина!
Сан Бассо! Сан Буоно!
Проснутся?
Черта с два!
Но вновь взойдет на площади Навона
Зеленая-зеленая трава.

11.03.2021

 

ОТСУТСТВИЕ МОРЯ (А.К.)

Отсутствие моря –
Совсем не причина
Аки посуху по нему не ходить.
Море же просто надо
Вообразить.
Простофиля я, дурачина,
Тридцать лет и трижды три года
Жил и не знал, что город,
На самом-то деле, – берег.
Что волны бьются, лодки скучают,
А в неволе разума томится невод…
(И посмеивается государыня рыбка.
Впрочем, это другая сказка).

А темное низкое небо
И отсутствие солнца –
Это ещё не причина
Птицей не воспарить.
Солнце просто представить надо!

Ты скажи еще канатоходцу,
Что ему бы умерить прыть,
Ежели нет каната.

03.04.2021

 

ДВА ЛИМОНА (В. и Т.)

Два лимона?
Два лимона – это
Несколько чашек чая,
Кувшин лимонада,
Украшение к рыбе.

Два лимона – это так ненадолго,
Если в усадьбе лето,
И распахнуты окна,
Волнуется занавеска,
На столе лежит кружевная скатерть,
На скатерти – чего только нету,
А рядом сопят собаки – малая и большая,
И лениво залетают в комнату мошки.
Приторно?
А вы добавьте кислинки.
Ведь у вас – два лимона!

Эти два – не только
Несколько чаепитий,
Лимонад как на картине Терборха,
Дополнение к запеченной на костре щуке!
Нет, это пятьдесят две косточки –
Ни больше, ни меньше.
Вот вы достаете их одну за другой,
Складываете в чашку,
Дивитесь, как густо населены
Обыкновенные с виду лимоны.
Думаете об этом, выпивая,
Ужиная,
Заваривая чай,
Занимаясь вечерним, ночным, утренним сексом.
Ведь у вас любовь!
И после берете пятьдесят две ржавые банки,
Например, из-под кофе
(Когда вы только успели выпить столько кофе…),
Погружаете в них пятьдесят две косточки,
Расставляете баночки на террасе,
Без устали поливаете,
Удобряете,
Ставите хорошую музыку.
И однажды видите, как пятьдесят два росточка
Тянутся, тянутся, тянутся к свету.
На самом исходе лета
Вы дарите их пятидесяти двум друзьям.

Один из них – я.

Я не пил тот чай,
Не пробовал тот лимонад,
Не ел той рыбы.
Но два лимона,
Летние дни
И вы двое –
Надолго, если не навсегда,
Со мною,
Потому что лимонное дерево,
Даже в комнате, на подоконнике,
Может прожить сто лет.

09.04.2021

 

*** (А.К.)

И вот меня начистили
И показали людям.
И я сияю.
Поглядись в меня!

Увидишь тех,
Что прежде рядом были,
Увидишь даже будущее, пусть
Оно не чётко –
«или/или».
Там на подброшенной монете
Орёл о скольких головах?

А что касается сегодняшнего дня,
То он предстанет –
Ах!
Конечно, в выигрышном свете.

13.04.2021, Тула

 

***

Поехать за океан,
Переплыть огромную его пустоту,
Найти там столп,
Вскарабкаться на самый верх –
На каменную плиту,
Которая будет тебе и постель, и стол.

Или еще удалиться в пустыню,
Заокеанскую тоже,
Найти там пещеру,
Запереться в ней, поджидая льва.
Понимать научиться шуршание змей,
Клекот летучих мышей,
Да вдруг позабыть человеческие слова.
Забыть не один язык, а два.

Да, отправиться за океан –
На бумажном кораблике его переплыть,
То парус ставить, а то грести,
Грызть бумагу, если вдруг захочется есть,
Ждать дождя и дождаться, когда захочется пить.
Во что бы ни стало, не сойти с ума.

На размокшем огрызке доплыть до любой земли,
Целовать эту землю, не веря
Что стоит на твердом твоя стопа.
Но опомниться и идти в пустыню, к пещере,
Или на поиски своего столпа.

29.04.2021

 

ПЕРРОН (А.К.)

Ты встретишь меня на перроне того вокзала,
Где взрослая жизнь моя когда-то брала начало.
Из Петербурга в Москву двадцать лет тому
Я самым дешевым к черту катился во тьму
От мамы-бабушки, лежа на полке внизу,
Мечтая встретить в столице
Зайца, медведя, лису.
Я ехал на встречу с теми,
Кто, как и я, был «в теме».
Теперь если встречусь с ними лицом к лицу,
Не вспомню ни имени, ни подробностей приключений.
Впрочем, как видишь, я не был съеден,
Даже когда у рыжей песенку спел на носу.

Теперь же я еду дневным, дорогим и быстрым,
И как и ты, я в Питере буду туристом.
Но поезд придет когда на Московский вокзал,
Я все же припомню того, кто меня провожал
В две тысячи первом году на этом самом перроне.
Вот тут и появишься ты и скажешь, что знаешь бар,
Где умеют почти как в Нью-Йорке делать коктейль «Негрони».

30.04.2021, поезд Москва – Петербург

 

АПЕЛЬСИНЫ (А.К.)

Никто не спросит поутру
Оранжевую кожуру,
А по нутру ли ей
Расстаться с апельсином.
Так жизнь устроена хитро,
Что он и есть ее нутро.
Но к нам с тобою этот образ
Едва ли будет применимым.
Хотя…

Когда меня твоя рука
Мало-помалу покидает –
Висок, плечо, а после спину,
Я вспоминаю мякоть апельсина,
В которой косточки и перепонки,
И сок…
Он там же, в ней же.
И было бы мне лет поменьше,
Я бы об этом написал стишок.

14.05.2021

 

***

Пока мы легкие исследуем миры,
Реальный мир летит в тартарары.
А хард и софт меняются местами.
Там самолетики – лишь фишки для игры
И их буквально двигают руками.

24.05.2021

 

КУКУШКИ

Кукушки ночуют в настенных часах.
Там однушки у них.
Вместо гнезд, как у прочих птах, –
Комнатушки.
А, впрочем, ты прав:
Ночевали –
Где те стены? И где часы?
На барахолке? В чулане? В подвале?
И кукушки куда-то пере-
кочевали.
В богадельни?
В психушки?
Там, конечно, при деле кукушки –
Кукуют, не ноют,
Переводят на птичий язык паранойю,
Время проводят с теми,
Кто особенно остро чувствует время.
А, впрочем, ты прав, в том больничном покое –
Время года какое?
Число какое?

15.06.2021

 

***

Ах, гусеница, труженица, путница!
Ты аккуратно оползаешь мира
Насмешливые ямочки,
Нахмуренные складочки!
Влачишь по свету тело тяжелое своё.
Я знаю, в этом теле
Порхает ночью бабочка –
Крапивница?
Капустница!
Ей чудится свобода,
Легко ее крыло.
И презирает гусеницу – труженицу, путницу,
И всех, кому так чудо дается тяжело.

24.06.2021

 

ЮЖНАЯ ЭЛЕГИЯ

Южный город
из фанерок, картонок,
юный город –
гордый потомок
кентавров и амазонок.
Здесь каждый мужчина – отчасти конь,
каждая женщина готова к битве
(особенно, если выпьет).
Мужчина просто выругается из авто,
женщина же подойдет и без лишних врежет.
Все сказанное, кстати, касается и приезжих –
этих северных, неопыленных,
робких потомков водяных да леших,
от курортного солнца немедленно ошалевших.
Эти хлещут уже с обеда «Шато Тамань»
и думают, что они-то потомки бравших
южный город Тмутаракань,
«море меривших» до Керчи и дальше…

Южный город – город-времянка,
не доверяй ничему – ни стене, ни крыше.
Нужно будет – расширится, нет – сожмется.
Дома с гаражом и садом
с каждым сезоном выше.
Дорога на пляж удобна для трактора или танка.
Можно сказать, что южане,
(многие)
не помышляют про послезавтра –
в июне живут июлем,
но это все полуправда.
Просто они – потомки
не завоевателей – осажденных.
У них – Едыгей в подкорке
и немец с крестом железным.
Да и мирные годы тоже
не похожи на пасторали:
где не смогли чужие,
свои пришли-постарались.
Отняли, что осталось,
вырубили виноградник.

Вот он сидит нетрезвый –
старик у своего корыта,
считает в уме, с усмешкой
поглядывая на туристов.
И думает:
Хорошо, что власти опять до меня нет дела,
хорошо, что буря в Ялту ушла, не задела,
что на зиму хватит денег –
на водку, на папиросы.
И вот еще что – абрикосы,
какие в этом году абрикосы!

01.07.2021

 

ПЕТЕРБУРГСКАЯ ЭЛЕГИЯ

Он бывает похож на Париж.
И на Рим,
И на Лондон бывает.
Но от подобных сравнений он лишь убывает.
Лучше уж провода в небесах,
Дверь барака с парадного входа
И еще петербуржец, что курит в семейных трусах
На балконе 1900-го года.
А карниз?
Там и филины, и грифоны, и пухлые путти!
К мужику на балкон выплывает его жена,
У нее на футболке – застиранный Путин.
Архитектор, кстати, не то итальянец, не то француз,
Он сбежал от жены, полюбивши русскую.
Дом его с честью несет этот груз
(Как несет и нагрузку).
И хотя любовница умерла в Стамбуле,
А жена сошла с ума в Марселе,
Да и француз в двадцатые
Был заодно расстрелян,
А квартиранты – где они?
Жили-были, по счетам платили,
И вот их нет ни одного на свете –
Другими дом давно заселили,
А потом еще другими и еще другими,
что первых и вторых других подсидели.
А потом беда, блокада, сожгли и
Последние горки, бюро и стулья.
Боже, послушай, прошло сто лет всего-то,
А как будто триста. Боже мой!
Погляди на вставные окна этого улья,
Посмотри на приставные лоджии,
Безрукие статуи…
Может, и были они подражаниями,
Но теперь-то точно ни на кого не похожие.
И еще постоят дома эти,
Еще нас порадуют.

16.07.2021, Петербург

 

*** (А.А.)

Однажды вырежу Россию,
Сложу,
Чтобы была не больше Польши
И, положив в карман,
Уйду.

Прокатится волна по интернету:
«Проснулись мы – России нету.
А где ж она»?

Та длиннорекая
Та дивногорная,
Та многопашная?

Не знаю где, но версия бумажная
В кармане будет у меня.

А я тем временем дойду до края мира,
Которого –
таксист не даст соврать –
на карте нет.
Там дом отшельника –
Под черепичной крышей сруб
И двухсотлетний дуб.
Внутри горит камин,
Кипит кофейник,
Нерусский голос говорит:
«Come in».

Вот здесь я вспомню,
ЧТО в моем кармане,
Достану, разверну бумагу.
И на пол положу и сверху лягу.
Тут и окажется, что я с Россией
Размера одного.

09.08.2021, Рига

 

КЕСЬ

Кесь, мой Кесь*,
Где же ты есть?
Кесь мой насущный
Даждь мне днесь!

Он как те города,
Которых не было никогда.
Их имена – труха,
Словесная шелуха,
Вполуха услышанная,
Принесенная в половинке рта
На родину предков,
Где кругом – береста:
Приговоры,
Доносы,
Счета.

Ни Москвы еще здесь, ни монголов,
И на юге не турки, а греки,
Только так же противно, как и сейчас,
В далеком тринадцатом веке.

А уж если ты алконост,
Если родился амфибией
Или кентавром…
Можно, наверное, как-нибудь спрятать от глаз
Крылья, хвост или жабры,
Но лучше найти многомудрого старца –
Он знает, как через лес
В славный и сладкий Кесь
Без потерь добраться.

Без потерь,
Без предательства,
Без геройства.

Ибо если не Кесь, то Кысь.
Ты не бойся, скажи ей: «Брысь!»
Ну, скажи.
Ну, пожалуйста,
Ну, не бойся.

______

*Кесь – древнерусское название латвийского города Цесис

24.08.2021

 

БОЛЬ (И.К.)

Мой друг – глава категории «Боль»,
Буквально главный по «Боли».
Он служит в краю, где коровы намного опасней
Медведей и пьяных водителей.

Не дай тебе бог с ней встретиться в чистом поле.
Узнаешь, по ком
Звонит ее колокольчик.

Боль такую утоляет укольчик,
Боль попроще – таблетка
(Только не запивай молоком).

Были вложены миллионы,
Чтобы никто не сказал:
«Милый, как болит голова.
Не сегодня…
Не дважды».

Хочет не хочет, а примет бой –
Ведь они усмирили, сняли,
Они утолили боль,
Как голод утолили,
Как жажду.

Как хорошо,
Что болью
Заведуют молодые здоровые люди
С чувством юмора,
Тренированным гибким телом.
Ничего не боятся.
Генералы боли!
И это еще не предел –
Их растут карьеры.

От одного их взгляда любая боль
Скукоживается, сокращаясь в размерах.

Издалека наблюдая,
Меньшая боль говорит бóльшей:
– Тут нам, милая, нечего пока что делать.
Мы потом, мы как-нибудь, мы попозже.

27.08.2021, Базель

 

*** (М.Б.)

 Через постель – на радио, в кино.
Куда еще? В парламент? В академию?
Через постель – на Эверест, на дно
Но чаще – не полёт и не падение,
А просто выход в утро или в день
(Для тех, кто замужем, обычно день
Или совсем ещё не поздний вечер).
Через постель – в кофейню на углу.
На телефоне – вызов неотвеченный
(И не один, а три).
Напоминая мавзолей или скалу,
(со всеми тайнами её внутри)
С орлом, сидящим на вершине,
Следящим жизнь, кипящую в долине,
В рубашке «небеси и облаки»,
Глядеть на путников и на себя в витрине:
Глаза большие, маленькая мочка,
На месте всё – вершки и корешки.

Через постель спуститься в мир непрочный
И сразу же попасть в мои стихи.

02.09.2021, Рига

 

***

Раньше бывало, что если я не касался другого тела,
Если пошла, допустим, вторая неделя,
Как я не касался другого тела –
Не только рукой, всей плотью своей, всем телом –
Я начинал себя чувствовать
Отлученным от мира,
Выставленным из дома,
Сосланным в домик у маяка на океанском мысе,
Мимо которого ходят корабли размером с город.

А на кораблях тех – танцы,
Каждый вечер – то вальсы, то диско,
То совсем уже бесстыжее танго.
И если дойдет в каюте до продолжений,
Не так уж много останется мест на теле,
Которых не касалось другое тело.
Там адюльтеры, голодные до ласки матросы,
Стюарды, бармены, чьей ноги годами
Не было ни на какой суше.
И хотя почти не заметна качка,
Все понемногу падают друг на друга.

Они говорили, что я кобель или сучка,
Что думаю об одном лишь трахе,
А мне и правда бывало тоскливо,
Как той благородной испанской махе,
Которой что голой, что одетой лежать –
Все едино.
Потому что у нее уже всё-всё было.
И она бы с радостью это всё повторила,
Только она не женщина теперь,
А картина.

Я ещё нет, но гораздо, гораздо реже
Нежным бываю теперь и спонтанно грубым,
Губы почти не кусаю, не целую шеи.
Закрываю на два ключа свою квартиру в столице
И сбегаю в домик у лазурного моря.
Но и там не хожу вечерами смотреть, как ползет корабль,
Не страдаю, как страдал бы (читай в начале)
Потому что ты – море,
Потому что ты – корабль,
Потому что ты – танец.
Знаю – плавали уже.
Танцевали.

06.10.2021, Минск

 

«ШИНЕЛЬ»

Зачем я вышел из «Шинели»?
Затем, что все пошли,
И я пошел за всеми.
Пошел и вышел.
Вот стою.
В «Шинели» было как в раю –
Тепло и сладко.
Я голый надевал ее, подкладка
Невинную ласкала плоть мою.
Зачем же выходить?
Для кругозора?
Для букв и чисел?
Но за конторкой буквы все ж округлей,
Чем те, что выводил, придя в контору.
Хочу назад в «Шинель»,
В ее рукав и ворот.
В ее слова и знаки.
Ведь я в «Шинели» – Гоголь.
А без нее – Акакий.

29.10.2021

 

***

Давай будем прятаться по музеям!
Когда-то мы прятались в книгах,
А теперь не умеем.

Музей классического искусства –
Трёхмерный.
У него есть двери,
Назначены часы работы,
Входная плата.

И не надо
Шептать пароли,
Не надо
Нырять в страницы.
Можно просто явиться,
Как явился и принёс свое золото к воротам ада –
Ветку, монетку –
Один древний эллин.
И вошёл – так, что не пикнул Цербер.
И вошёл, хотя иные не смели.
И увидел мёртвых.

Можно также явиться и пройтись по залам,
По самым азам,
По самым началам –
Чьи здесь мёртвые?
Рéмбрандта? Рафаэля?
Мы в безопасности среди них –
Даже самых злых.

Зло умéрших – мертвó, красота – сохранна.

Тут появится перед нами сама охрана,
Скажет:
– Прячетесь? Вас обыскались
В мире живых.

08.11.2021

 

ФРАНЦИСК

Франциск Ассизский
Проповедовал щеглам:
«Мне угощение
и Аз раздам.
Всё вам, пернатые,
Всё вам».
И те кивали.

А может, крошки
Собирали
По столам
И щебетали:

«Да как мы дальше сами,
Когда он всё раздаст
И допоёт?
О, этот птах неоперённый, юный,
Не знающий, как трудно
И бедно наш народ живёт,
Как не проносит крошки мимо клюва!
Ему же нужно отдавать
И раздавать,
И петь об этом.
А мы живём не съеденным ещё,
Ещё не спетым».

Он проповедовал,
Щеглы ему кивали.
А братья подносили,
Подливали.
И был уже не сам святой Франциск,
А только фреска.
Но двор был полон гомона и треска
Кряхтенья, визга, писка.

Гид говорил:
«Вы подойдите к фреске близко!
Франциск написан так,
Что птицы
Уверены, что это он»!

А впрочем, нарисованы и птицы.

22.11.2021

 

ПЕСЕНКА
………………….Гераклиту

Да, в одну и ту же речку
Дважды не войти.
Торопясь на ту же встречу,
Вылететь на ту же встречку
Не судьба. И может снова
Так не повезти.

А в параличе по плечи
Ждать опять на той же печке,
Пробуждающего слова:
«Принеси воды» –

Это трижды даже можно:
Тридцать лет на печке лёжа,
Ждать грозы и жаждать грома.
Спать и слышать рёв победный,
Медный зов трубы.

17.12.2021